Марс искусственная печень

Марс искусственная печень

Попцов В. Н., Воронина И. В., Пчельников В. В., Ухренков С. Г., Кузьмина Н. А., Морозюк Е. В.

ФГУ ФНЦ трансплантологии и искусственных органов

им. акад. В. И. Шумакова.

 

  Трансплантации печени (ТП) у больных с выраженной печеночной энцефалопатией, значимой гипербилирубинемией, наличием полиорганной дисфункции, а также ретрансплантация печени (вследствие первичной дисфункции или первично нефункционирующем трансплантате функции) сопряжены с высоким риском. Современные технологии проведения экстракорпоральной детоксикации (постоянные методы заместительной почечной терапии, альбуминовый диализ, липосахаридная (ЛПС) адсорбция) позволяют улучшить гемодинамический статус, способствовать коррекции полиорганных нарушений, уменьшить риск развития тяжелого сепсиса и неблагоприятного исхода при различных клинических ситуациях.

  Целью исследования явился анализ гемодинамических и метаболических эффектов сочетанного применения МАРС-терапии и ЛПС-адсорбции во время выполнения ТП у пациентов высокого риска. В исследование включили 5 (все женщины) пациентов (возраст от 16 до 57 лет), 3 из которых выполнили РТ и 2 — ретрансплантацию печени. MELD перед началом операции составил 42±3 балла. Показаниями для интраоперационного применения МАРС- терапии и ЛПС-адсорбции являлись: гипербилирубинемия (более 750 мкмоль/л), выраженная печёночная энцефалопатия III (n=3) и IV (n=2) степени перед началом операции, метаболические расстройства (ВЕа < -4 ммоль/л, лактат > 4 ммоль/л), гемодинамическая нестабильность (необходимость применения допамина > 5 мкг/кг/мин для поддержания АД сист. > 90 мм рт. ст. при ЦВД > 5 мм рт. ст), повышенный уровень прокальцитотнина (более 5 пг/мл) и провоспалительных цитокинов. МАРС-терапию начинали после индукции анестезии и совмещали её с CVVHDF (Fresenius Multifiltrate). Приблизительно за 1 ч до начала беспечёночного периода в венозную магистраль (после диализатора MARS®FLUX) инкорпорировали LPS-адсорбер (Alteco, Швеция). Продолжительность МАРС-терапии составила 9,2±0,5 ч, ЛПС-адсорбции 3,1 ±0,2 ч. Перед началом МАРС-терапии выявили повышенный уровень провоспалительных цитокинов (ИЛ-4, ИЛ-6, ТНФ), а также высокие значения прокальцитониного теста (8,7±0,4 нг/л). Перед началом беспеченочного периода на фоне проведения МАРС-терапии и ЛПС-адсорбции зарегистрировали снижение уровня билирубинемии с 895±59 до 489±81 мкмоль/л, улучшение метаболических показателей (увеличение ВЕа с — 6,3±0,5 до -3,1±0,7 ммоль/л, снижение лактата с 5,7±0,5 до 4,2±0,5 ммоль/л), коррекцию гипердинамической реакции кровообращения: повышение ИОПСС с 876±64 до 1278± 110 дин сек см-5 м2, снижение СИ с 8,2±0,5 до 6,3±0,7 л/мин/м2, уменьшение дозировки допамина с 6,7±0,4 до 4,1 ±0,5 мкг/кг/мин. Выявили уменьшение содержания ИЛ-4, ИЛ-6, ТНФ и снижение уровня прокальцитонина. У всех пациентов отметили гемодинамически стабильное течение беспеченочного периода. МАРС-терапию прекращали перед переводом из операционной. У 4 из 5 пациентов наблюдали течение раннего пострансплантационного периода. Продолжительность послеоперационной ИВЛ составила 5,2±0,9 ч, послеоперационного лечения в условиях ОРИТ — 3,1+0,2 суток. 1 пациентка погибла от прогрессирования СПОН на 3 п/о сутки на фоне неудовлетворительного функционирования печёночного трансплантата. Таким образом, представляется перспективным сочетанное использование МАРС-терапии и ЛПС-адсорбции у пациентов высокого риска с целью коррекции расстройств системной гемодинамики, метаболизма, печёночной энцефалопатии и создания гемодинамических, метаболических и др. условий для начала функционирования печёночного трансплантата.



Источник: www.mittek.ru


Добавить комментарий