Группа патогенности гепатита с

Группа патогенности гепатита с

Патогенность, или потенциальную способность бактерий вызывать инфекционную болезнь относят к генетическому признаку, возникшему в процессе эволюции микроорганизмов (Петровская В.Г., 1967).

Кишечная палочка относится к условнопатогенным микроорганизмам, которые в обычных условиях обитания в организме животных или человека не вызывают инфекционного процесса. Патогенный генотип условнопатогенных бактерий может реализоваться только у животных с несовершенным иммунитетом или незавершенным физиологическим развитием, а также при ослаблении их иммунной системы и естественной резистентности, препятствующей инвазии данных бактерий или проявлению токсического действия их продуктов. Для физиологически полноценных организмов Е. coli, как, впрочем, и у других представителей семейства энтеробактерии с условнопатогенным генотипом остаются непатогенными.

Наиболее существенными факторами патогенности следует считать энтеротоксигенность, адгезивность, инвазивность.

Энтеротоксигенность — продукция энтеротоксинов, стимулирующих и повреждающих кишечный эпителий.

Адгезивность — синтез антигенов адгезии, за счет которых происходит прикрепление бактерий к эпителиальным клеткам ворсинок тонкого отдела кишечника и интенсивное их размножение (колонизация), приводящая к развитию воспалительного процесса и гибели клеток.

Инвазивность — проникновение в кишечный эпителий с последующим внутриэпителиальным размножением или прохождением через него без размножения, с генерализацией или без нее.

В зависимости от факторов патогенности и механизма их патогенетического воздействия на макроорганизм Е. coli, патогенные для животных и человека, могут быть разделены на две группы. Первую группу составляют инвазивные штаммы, вызывающие синдром диареи (энтероколиты). Во вторую входят неинвазивные формы, характеризующиеся двумя особенностями: они размножаются и колонизируются в области тонкого кишечника; продуцируют один или более энтеротоксинов (Caastra W. и de Guaaaf F.K., 1982). У штаммов второй группы токсин, ответственный за развитие энтеротоксического эффекта, к первой стадии взаимодействия микроба с клетками эпителия кишечника отношения не имеет. Эта стадия осуществляется адгезинами, расположенными на поверхности клетки. Адгезины кишечной палочки выполняют роль медиатора в прикреплении микробной клетки к микроворсинкам эпителия, и поэтому рассматриваются как факторы колонизации (Езепчук Ю.В., 1985). С помощью адгезинов осуществляется процесс узнавания энтеротоксигенной кишечной палочкой соответствующей ткани в тонком кишечнике, чувствительной к действию токсина, продуцируемого этим патогеном. При колонизации слизистой оболочки энтеропатогенные кишечные палочки в саму эпителиальную ткань не проникают и обнаруживаются по всей поверхности ворсинок эпителия от вершины до основания и даже на краевых щетинах. Они не выявляются в криптах. Неэнтеротоксигенные штаммы, как правило, остаются в просвете кишечника, лишь приближаясь к вершине ворсинок.

Наиболее изученными адгезинами, вызывающими энтеротоксигенный эффект у молодняка животных, являются К88, 987Р, К99, F41. Адгезины К88 и 987 обнаружены у штаммов, вызывающих диарею у поросят (Fusco P. et al., 1978; Mooi F.R., de Graaf F.K., 1979), адгезии K99 — у штаммов энтеротоксигенных для телят, ягнят и поросят (Isaacson R.E., 1977; Morris J.A. et al., 1977). Адгезии F41 свойственен штаммам энтеропатогенным для телят (de Graaf F.K., Roorda G., 1982).

Адгезин К88 представляет собой фибриллы длиной 0,1-1 мкм и диаметром 2,1 нм. Макромалекулы фибрилл состоят из отдельных идентичных субъединиц ангигена К88, количество которых в единичной нити достигает 100 (Езепчук Ю.В., 1985). При изучении специфических линий преципитации антисывороток против антигена К88 в реакции двойной диффузии и иммуноэлектрофарезе было обнаружено три серологических варианта: K88ab, K88ac, K88ad (Guinee A.M. et al., 1985).

Адгезин К99 образует фимбрии спиралевидной формы диаметром 4,8 нм (Isaacson R.E., Richter P., 1981).

Адгезии 987Р образует на поверхности клетки фимбрии диаметром 7,0 нм с внутренним осевым каналом (Brinton C.C., 1965; Frusco etal., 1978).

Адгезин F41 образует на поверхности бактериальной клетки нитевидные структуры диаметром 3,2 нм. Он гемагглютинирует эритроциты барана и фиксируется на энтероцитах теленка (Morris J.A. et al., 1982). Адгезия носит маннозонезависимый характер и подавляется формальдегидом и предварительным нагреванием.

Адгезин энтеропатогенных эшерихии взаимодействует с микроворсинками или гликокаликсом эпителиальных клеток (Езепчук Ю.В., 1985; Jones G.W., Rutter J.M., 1972; Wilson M.H., Hohmann A.W., 1974; Selwood R. et al., 1975; Hohmann A.W., Wilson M.H., 1975; Moon H.W. et al., 1977). Адгезивность Е. coli носит строго специфический характер по отношению к хозяину, у которого микроб вызывает заболевание. Поэтому энтеропатогенные штаммы кишечной палочки, выделенные от свиней, могут не вызывать диарею у телят и наоборот.

Кроме адгезинов, в адгезии энтеропатогенных Е. coli с клетками тканей животных и человека участвуют электростатические силы и силы гидрофобного взаимодействия (Smith H.W. et al., 1978; Wastrom Т. etal., 1979, 1980).

Все энтеропатогенные штаммы, продуцирующие какой-либо вид адгезинов, вырабатывают один или два энтеротоксина (ЛТ и СТ). Наиболее чувствительной к действию энтеротоксина является передняя часть тонкого отдела кишечника, в то же время энтеропатогенные эшерихии колонизируют слизистую оболочку этого же участка (Smith H.W., Halls S., 1967; Hohmann A., Wilson M.R., 1975).

Еще в 1975 году G. Keuseh и S. Donta все энтеротоксины энтеро­бактерии по характеру их специфичного действия на клеточные структуры кишечника хозяина разделили на цитотонины и цитотоксины. Первые не изменяют клеточные структуры, которые их разрушают. К цитотонинам относят холерный токсин (XT), ЛТ и СТ-этеротоксины, продуцируемые холерными вибрионами, энтеропатогенными эшерихиями и некоторыми другими условнопатогеннми микроорганизмами. К цитотоксинам Шига и шигоподобным токс­нам относятся токсины шигелл и энтероинвазивных кишечных палочек, а также веротоксины (Reis M. et al., 1988).

Наиболее часто диарея вызывается в результате продукции эшерихиями ТЛ-энтеротоксина.

Очищенный ТЛ-энтеротоксин состоит из двух соединенных цепочек полипептида. Короткая полипептидная цепь называется активаторным фрагментом или А-субъединицей, длинная — рецепторным или В-субъединицей. А-субъединица в свою очередь распадается на активную А-1 и стабилизирующую А-2 (Емельяненко П.А., 2000).

Субъединица В является рецепторным компонентом, ответственным за связывание всей молекулы токсина с эукариотическими клетками, несущими гликолипидный рецептор — глоботризил керамид. Субъединица А инактивирует 608-субъединицу рибосом путем ограничения структурной модификации, что приводит к нарушению синтеза белка и гибели клетки (O’Brien A.D., 1992).

Термолабильный токсин иммуногенен, обладает нейротропным и некротизирующим действием. Вызывает расширение изолированных петель кишки кролика и образование в них серозно-геморрагического экссудата (Clemens J.D., Finkelstein R.A., 1980).

Он теряет до 65% специфической активности при температуре 65°С за 30 минут и полностью инактивируется за то же время при 85°С (Гнатенко Г.В., Сухарев Ю.С., 1992).

Термостабильный токсин — низкомолекулкрный. Молекулярной массой 1000-10000Д, устойчив к действию трипсина, химотрипсина, панкреатина и проназы, сохраняет свою активность после 10-ти минутного кипячения, инактивируют его автоклавированием при 121°С или кипячением в течение 30 минут. Долгое время считалось, что этот токсин не обладает антигенными свойствами, однако он стан­вится иммуногенным в сочетании с носителем, имеющим большую молекулярную массу (Гнатенко Г.В., Сухарев Ю.С., 1992).

Одни штаммы эшерихии одновременно образуют оба токсина другие — какой-нибудь один.

Благодаря исследованиям многих ученых установлена связь между принадлежностью штаммов эшерихии к определенным серогруппам по О-антигену и продукцией энтеротоксинов (Петровская В.Г., Бондаренко В.М., 1990; Orskov I., Orskov F., 1980; Reis M., Ma-ton D., 1980; Sak В., 1980; Levini M., Edelman R., 1984).

Некоторые штаммы патогенных эшерихии способны вырабатывать гемолизины, лизирующие эритроциты крови различных видов животных и человека.

Серологические варианты эшерихии О157:Н7 и О157:Н- образуют шигаподобные вероцитотоксины (Cantey J.R., 1985; Lipski M.M., 1988; Marques L.R. et al., 1986).

Веротоксин представляет собой сложный полимер, состоящий из одной субъединицы А и пяти субъединиц В (Cantey J.R., 1985; Marques L.R. et al., 1986; O’Brien A.D., 1992).

На сегодняшний день изучены и идентифицированы две разновидности шигалодобных токсинов: веротоксин-1 и веротоксин-2, которые близки по биологической активности и механизму действия, но имеют иммунологические различия (Сгуап В., 1990; O’Brien A.D., 1992). Установлено, что антисыворотка к шигатоксину способна нейтрализовать действие веротоксина-1, но в отношении веротоксина-2 она не активна. Этот факт, по-видимому, является одной из причин низкой лечебной эффективности специфической антитоксической сыворотки и иммуноглобулина при заболевании людей, вызываемом эшерихиями серологического варианта О157:Н7 (Малов В.А., Пак С.Г., 1996), а также отсутствием желаемого лечебного эффекта при применении противоколибактериозных сывороток при отечной болезни поросят, ведущую роль в патогенезе которой играет веротоксин.



Источник: studfile.net

Читайте также
Вид:

Добавить комментарий