Доброкачественные гипербилирубинемии

Доброкачественные гипербилирубинемии

Функциональная гипербилирубинемия, ретенционная желтуха)

Самостоятельное заболевание, проявляющееся хронической или перемежающейся желтухой , без выраженного нарушения структуры и функции печени , без явных признаков повышенного гемолиза и холестаза.

Этиология и патогенез. Доброкачественные гипербилирубинемии имеют чаще всего семейный характер; установлено наследование заболевания по доминантному типу. Постгепатитная гипербилирубинемня является исходом острого вирусного гепатита , в редких случаях — инфекционного мононуклеоза. Доброкачественная гипербилирубинемня включает различные нарушения обмена билирубина. Причиной повышения билирубина сыворотки с непрямой реакцией могут быть:

  • нарушение захвата или переноса свободного билирубина из плазмы в клетки печени ;
  • нарушение процесса связывания билирубина с глюкуроновой кислотой из-за временного или постоянного недостатка фермента глюкуронилтрансферазы.

Таков механизм билирубинемии при синдромах Криглера-Найяра, Жильбера и постгепатитной гипербилирубинемии. При первичной шунтовой гипербилирубинемии непрямой (шунтовый) билирубин образуется из незрелых форм эритроцитов, гемсодержащих цитохромов и каталаз. Повышение уровня билирубина сыворотки крови с прямой реакцией обусловлено нарушением экскреции билирубина через мембрану гепатоцита в желчные канальцы. Этот механизм билирубинемии имеет место при синдромах Дабина-Джонсона и Ротора.

Клиника. Заболевание обычно выявляется в юношеском возрасте и продолжается в течение многих лет, часто всей жизни. Заболевают преимущественно мужчины. Основным симптомом является истеричность склер, в то время как желтушное окрашивание кожи имеется только в отдельных случаях. Желтушность склер и кожи редко бывает постоянной и обычно носит перемежающийся характер. Возникновению (или усилению) желтушности способствуют нервное переутомление, физическое напряжение, обострение инфекции в желчных путях, непереносимость лекарств, простудные заболевания, различные операции, прием алкоголя. Большинство больных жалуются на чувство тяжести в правом подреберье. В ряде случаев имеют место диспепсические явления: тошнота , рвота , отсутствие аппетита, отрыжка , нарушение стула, метеоризм . Для всех форм гипербилирубинемии характерны астено-вегетативные расстройства: депрессия, быстрая утомляемость, слабость. При осмотре обращает внимание матово-желтая кожа, наиболее ярко выражена желтушность склер. У ряда больных сохраняется нормальный цвет кожи при повышенном уровне билирубина сыворотки (холемия без желтухи). У большинства больных печень пальпируется у края реберной дуги или пальпировать ее не удается. В отдельных случаях может отмечаться незначительное увеличение органа, консистенция мягкая, пальпация безболезненна. Увеличение селезенки нехарактерно, отмечается лишь у отдельных больных с постгепатитной гипербилирубинемией. Заболевание характеризуется неизмененными функциональными пробами печени при повышенном билирубине сыворотки крови . В отдельных случаях отмечается незначительное повышение уробилина в моче, при нормальном содержании стеркобилина в кале. Исследование поглотительно-экскреторной функции с бенгальской розовой 131 I выявляет некоторое удлинение полупериода клиренса , времени максимального поглощения и замедление экскреции краски. В ряде случаев отмечается замедление ретенции бромсульфалеина. Для синдромов Дабина-Джонсона и Ротора свойствен двугорбый характер бромсульфалеиновой пробы . Белковые осадочные пробы не изменены. Только у больных с сопутствующей инфекцией в желчных путях наблюдается незначительное повышение α 2 -глобулинов. Показатели гемолиза не изменены, продолжительность жизни эритроцитов, изученная радиометрическим методом с 51 Cr, в пределах нормальных цифр.

Диагноз. Решающее значение в диагностике доброкачественной гипербилирубинемии и отграничении ее от хронического гепатита принадлежит пункционной биопсии печени . Гистологическое исследование выявляет строение, близкое к норме. Характерно частое и довольно значительное накопление в печеночных клетках золотистого и желтовато-коричневого пигмента. При синдроме Дабина-Джонсона пигмент имеет коричнево-черную окраску. Пигмент концентрируется главным образом в центре долек; он обнаруживает гистохимические свойства, характерные для хромолипоидов-липофусцинов. В пунктатах больных постгепатитной билирубинемией выявляются изменения, связанные с перенесенным ранее гепатитом : небольшие узелки из гистиоцитарных элементов, умеренный склероз некоторых портальных трактов.

Лечение. В периоды ремиссии и при отсутствии сопутствующих заболеваний желудочно-кишечного тракта допустимо назначение диеты № 15; в период обострений и при наличии сопутствующих заболеваний желчного пузыря — диета № 5. Больные не нуждаются в проведении специальной «печеночной» терапии. Показаны витаминотерапия, желчегонные средства. Специальное курортное лечение не показано, а тепловые и электрические процедуры на область печени вредны.

Прогноз. При доброкачественной гипербилирубинемии прогноз благоприятный. Трудоспособность сохранена, но больные нуждаются в ограничении физических и нервных нагрузок.

  • Вопрос №38 Опухоль, термин, определение, понятие. Особенности опухолевого роста. Доброкачественные и злокачественные
  • ДИСГОРМОНАЛЬНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ И ДОБРОКАЧЕСТВЕННЫЕ ОПУХОЛИ
  • ДИСГОРМОНАЛЬНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ И ДОБРОКАЧЕСТВЕННЫЕ ОПУХОЛИ МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
  • Доброкачественные (или внешне доброкачественные) опухоли молочной железы
  • Доброкачественные заболевания шейки матки, влагалища, вульвы
  • Доброкачественные заболевания шейки матки. Классификация, диагностика, лечение.
  • Доброкачественные гипербилирубинемии (ДГ) — заболевания, связанные с наследственным нарушением обмена билирубина, проявляющиеся хронической или перемежающейся желтухой, без выраженного нарушения функции и структуры печени и явных признаков холестаза н повышенного гемолиза.

    К ДГ относятся 7 врожденных синдромов. Это синдромы: Криглера-Найяра 1 и II типов; Жильбера; Дабина-Джонсона; Ротора; Люси-Дрисколл; болезнь Байлера и доброкачественный семейный возрастной холестаз. Последние 3 встречаются очень редко.

    Возникновение всех синдромов обусловлено нарушением обмена билирубина с увеличением в крови уровня неконъюгироваиного билирубина и накоплением его а тканях. Реакция конъюгации билирубина имеет огромный биологический смысл, превращая высокотоксичный билирубин в малотоксичное, хорошо растворимое соединение билирубин-диглюкуронид, то есть конъюгированный билирубин. Свободный билирубин легко соединяется с эластической тканью, в большом количестве содержится в коже, слизистых, стенках кровеносных сосудов, обусловливая желтуху.

    В 1952 г. американские педиатры Дж. Криглер и В. Найяр описали 2 варианта нового синдрома. Синдром Криглера-Найяра I типа является врожденной патологией с аутосомно-рецесснвным типом наследования, развивается в первые часы жизни ребенка. Одинаково часто встречается у мальчиков и девочек. Патогенез заболевания обусловлен полным отсутствием фермента урндин-5-днфосфатглюкуронилтрансферазы (УДФГТ), необходимого для конъюгации билирубина в гепатоцитах. При синдроме Криглера-Найяра I типа УДФГТ полностью отсутствует, происходит резкое увеличение свободного билирубина (более 200 мкмоль/л). Так как в первые сутки после рождения проницаемое п. гемато-энцефалического барьера высока, происходит быстрое накопление пигмента а ядрах серого вещества головного мозга, с развитием картины тяжелой ядерной желтухи. Билирубиновая энцефалопатия проявляется развитием мышечной гипертонии, нистагма, опистотонуса, атетоза, тонических и клонических судорог. Прогноз неблагоприятный, без проведения лечебных мероприятий больные умиряют в 1-е сутки после рождения. При аутопсии печень не изменена. Проба с фенобарбиталом отрицательна.

    Наиболее рациональным в лечении данного синдрома является проведение в течение 16 часов в сутки фототерапии для разрушения билирубина в тканях, с последующей трансплантацией печени. При синдроме Криглера-Найяра 2 типа УДФГТ синтезируется, но ее активность снижена. Общий билирубин — не более 200 мкмоль/л, билирубиновая энцефалопатия менее выражена. Желтуха проявляется в первые месяцы жизни, течение ее прогрессирующее. При раннем и адекватном лечении прогноз благоприятный. Единственный метод лечения-назначение индукторов микросомальных ферментов печени: фенобарбитала в индивидуальной дозе. Возможно сочетанное применение фототерапии.

    Самым распространенным среди ДГ (до 11 % в популяции) является синдром Жильбера (СЖ). Заболевание было впервые описано в 1901 г. Августином Николасом Жильбером. СЖ передается по аутосомно-доминантному типу, возраст манифестации приходится на период от 7 до 30 лет. Длительно может протекать латентно, являясь случайно находкой при обследовании по поводу другой патологии. Основной причиной развития СЖ наряду со снижением активности УДФГТ является генетически обусловленное нарушение процесса захвата гепатоцитом билирубина вследствие изменения структуры белка-транспортера мембраны печеночной клетки. Уровень неконъюгированного билирубина не превышает 80 мкмоль/л, желтуха носит интермиттирующнй характер с периодами полной компенсации. Клиника обусловлена появлением иктеричности склер и легкой желтушности, усиливающейся после физической нагрузки или длительного голодания. Классической картиной является описанная Жильбером триада: ксантелазмы век, печеночная маска и желтый цвет кожи. При постановке диагноза ориентируются на изолированное повышение уровня неконъюгированного билирубина. Особенно после проведения пробы с голоданием. При биопсии в гепатоцитах обнаруживают значительное количество пигмента липофусцина. Гипербилирубинемия при СЖ пожизненная, продолжительность жизни не ниже, чем у здоровых людей. Лечение СЖ может быть ограничено диетой и режимом. Больного необходимо информировать о том, что желтуха может ус ил» яаться после голодания, рвоты, интеркуррентных заболеваний, приема парацетамола. В таких случаях для снижения билирубина назначают фенобарбитал по 0,1 г 3 раза в день в течение 2 недель.

    Синдром Дабина-Джонсона (СДД) описан в 1954 г. Распространено заболевание преимущественно на Среднем Востоке, частота встречаемости -0,2-1 %, чаще у мужчин в возрасте 20-25 лет, наследуется по аутосомно-доминантному типу. Патогенез СДЦ связан с нарушением транспорта билирубина в гепатоцит и из него за счет несостоятельности АТФ-зависимой траспортной системы мембраны клетки. В связи с этим нарушается поступление билирубина в желчь, с возникновением рефлюкса билирубина из гепатоцита в кровь. Это косвенно подтверждается вторым пиком концентрации красителя в крови через 2 ч при проведении пробы с бромсульфалеином. Характерный морфологический признак — «шоколадная печень» вследствие скопления темно-коричневого грубозернистого пигмента. СДЦ проявляется постоянной желтухой, иногда кожным зудом, болями в правом подреберье, диспепсией, астеническими симптомами, увеличением печени и селезенки. СДЦ может дебютировать в любом возрасте. Может развиваться после длительного приема гормональных противозачаточных препаратов и при беременности. Диагноз ставят на основании бромсульфалеиновой пробы, выраженного замедления выведения контрастного вещества в желчь при холецистографии, отсутствия контрастирования желчного пузыря. Уровень общего билирубина не превышает 100 мкмоль/л, соотношение свободного и связанного билирубина «50 на 50». Лечение СДЦ не разработано. Качество жизни при данной патологии ухудшается, продолжительность жизни не изменяется.

    Близким к СДЦ является синдром Ротора (СР), описанный в 1948 г. Заболевание наследуется по аутосомно-доминантному типу, манифестирует в период от рождения до пубертатного возраста. Клинически проявляется выраженными диспепсическими явлениями, болями в правом подреберье, выраженной желтухой; может протекать бессимптомно. Повышение уровня общего билирубина и его распределение по фракциям аналогично СДЦ.

    Повышенные концентрации билирубина сыворотки крови, связанные с преимущественным или исключительным увеличением содержания неконъюгированного (непрямого, свободного) билирубина, встречаются достаточно часто. Так, мы (И. И. Полякова, А. И. Хазанов — см. гл. 13 , табл. 36), при массовых обследованиях почти у 2% практически здоровых молодых мужчин обнаружили гипербилирубинемию. В других странах неконъюгированная гипербилирубинемия у молодых здоровых мужчин встречается еще чаще. Так, в Англии она наблюдается у 3% и даже у 5% .

    Доброкачественные гипербилирубинемии были описаны в 1901 г. A. Gilbert, P. Lerboullet под названием «простая семейная холемия». В 1938 г. Е. Meulengracht установил, что эти желтухи связаны с неконъюгированной гипербилирубинемией. Он отметил частоту подобного заболевания у молодых людей, назвав его ювенильной интермиттирующей желтухой.

    В 1955 г. мы описали 78 человек со стойкой многолетней гипербилирубинемией, развившейся преимущественно или исключительно за счет неконъюгированной формы пигмента. У большинства из них (51 человек) гипербилирубинемия развилась после острого вирусного гепатита, у меньшинства (13 человек) наблюдалась эссенциальная форма, напоминающая описания Жильбера и Мейленграхта. Патологический процесс оставался доброкачественным, непрогрессирующим при наблюдении за больными до 5 лет. Заболевание мы назвали хроническим доброкачественным желтушным гепатитом. Одновременно постгепатитные гипербилирубинемии описал Н. Kalk. В последующие годы были уточнены [Блюгер А. Ф., 1980, Подымова С. Д., 1984, и др.] многие детали этого заболевания, получившего название болезни Жильбера.

    По нашим данным, у 80% лиц со случайно обнаруженной неконъюгированной гипербилирубинемией повышение пигмента не отличается стойкостью. В происхождении кратковременных, транзиторных гипербилирубинемий важную роль играли интоксикации алкоголем и лекарствами (сульфаниламидные препараты, левомицетин, индоцид, экстракт мужского папоротника и др.). Другой причиной транзиторных гипербилирубинемий у практически здоровых людей являются различные интеркуррентные инфекции (пародонтальные гранулемы, хронический тонзиллит и др.). Несколько реже среди причин оказываются преходящие нарушения кровообращения после физических перегрузок, или травм. Наконец, иногда гипербилирубинемия появляется после тяжелого переутомления, а также голодания, проводимого с лечебной целью.

    В 20% случаев обнаруженные неконъюгированные гипербилирубинемии отличаются стойкостью. Стабильные гипербилирубинемии мы изучали совместно с А. С. Ивлевым на примере 112 практически здоровых лиц, у которых при ежегодной диспансеризации, а также в момент контрольных обследований на протяжении 3 лет и более определялось стойкое повышение общего билирубина сыворотки крови за счет неконъюгированной формы пигмента. У 31 из них (28%) отмечалось также повышение активности аминотрансфераз. У части из этих больных была повышена активность щелочной фосфатазы, изменена тимоловая проба, повышен γ-глобулин сыворотки крови. У 14 отмечено присутствие в сыворотке крови HBsAg. Указанный 31 человек с разнообразными нарушениями функциональных проб печени расценен как больной хроническим гепатитом. Среди оставшихся больных (81) с «изолированной» гипербилирубинемией у 54 произведена биопсия печени. Результаты комплексного стационарного обследования этих 54 больных: болезнь Жильбера — 34 человека (63%), в это число входит и так называемая постгепатитная гипербилирубинемия (23 человека). У остальных 20 человек обнаружены гипербилирубинемическая форма персистирующего гепатита (возможно, сочетание персистирующего гепатита с болезнью Жильбера) у 11 человек (20,4%), алкогольные гепатопатии у 5 (9,2%), реактивный гепатит (возможно, реактивный гепатит в сочетании с болезнью Жильбера) у 3 человек (5,6%) и хронический активный гепатит у 1 человека (1,8%).

    Остановимся на алкогольных гепатопатиях с неконъю-гированной гипербилирубинемией. Замечено, что у части больных с хронической неконъюгированной гипербилирубинемией небольшие количества алкоголя могут снизить уровень билирубина сыворотки крови. Однако мы многократно наблюдали и обратную реакцию: большие количества алкоголя влекли за собой неконъюгированную гипербилирубинемию. Абстиненция приводила к снижению билирубина сыворотки крови. В 3 случаях неконъюгированная гипербилирубинемия сочеталась с гиперлипидемией, но отсутствовал повышенный гемолиз. В этом отличие описанной нами картины от синдрома Циве, при котором на фоне тяжелой интоксикации алкоголем развиваются гипербилирубинемия (у части больных преимущественно неконъюгированная), гиперлипидемия и повышенный гемолиз. Среди различных причин стойкой неконъюгированной гипербилирубинемии алкогольные гепатопатии занимают небольшое место.

    Среди стабильных неконъюгированных гипербилирубинемий основную массу составляет болезнь Жильбера. Патогенез ферментопатических гипербилирубинемий представлен на рис. 7.

    БОЛЕЗНЬ ЖИЛЬБЕРА

    Синонимы: ферментопатическая гипербилирубинемия, доброкачественная семейная негемолитическая гипербилирубинемия, легкая негемолитическая неконъюгированная гипербилирубинемия, наследственный пигментный гепатоз.

    Болезнь передается по аутосомно-доминантному типу. Мужчины болеют в 2-4 раза чаще, чем женщины. В патогенезе заболевания играют роль, во-первых, нарушения транспортной функции белков, доставляющих неконъюгированный билирубин к микросомам (гладкой эндоплазматической сети) гепатоцита (к этим белкам относится глютатионтрансфераза и протеины X и Y), во-вторых, снижение функции билирубин-гликозилтрансферазы (UDP-глюкуронилтрансферазы) — фермента эндоплазматической сети (микросом) гепатоцита, осуществляющего конъюгацию билирубина (см. гл. 2). В связи с этим болезнь Жильбера относят к микросомальным желтухам.

    Как правило, первые проявления болезни приходятся на подростковый или молодой возраст. Нередко болезнь впервые дает о себе знать во время интеркуррентных заболеваний, когда гипербилирубинемии может возрастать в 1,5-3 раза по сравнению с обычным для данного больного уровнем. Если это впервые произошло на фоне интеркуррентного заболевания, нередко возникают серьезные диагностические трудности, поскольку повреждение печени основным агентом, вызвавшим интеркуррентное заболевание, редко ограничивается микросомальным аппаратом. Приблизительно у 1/3 больных жалобы отсутствуют, а у 2/3 отмечаются астенические явления и боль в верхней половине живота. Часто беспокоит постоянная тупая боль в правом подреберье, либо «голодная» боль в эпигастрии. По нашему мнению, эти жалобы отражают главным образом нередкие спутники ферментопатической гипербилирубинемии — дискинезию желчных путей и гастродуоденит. Печеночные знаки, как правило, отсутствуют. Печень нормальной консистенции, гладкая, безболезненная, у 1/4 больных постоянно, но незначительно увеличена — край на 1-3 см выступает из-под реберной дуги. В периоды обострений такое же увеличение отмечается чаще, у 4/5 больных.

    Селезенка у большинства больных нормальных размеров. Лишь у каждого 10-го больного она незначительно увеличена, что определяется обычно лишь перкуссией.

    Наиболее часто колебания уровня общего билирубина наблюдаются в пределах 1,5-3,5 мг% (25,6-59,8 мкмоль/л). Существенно реже встречаются кратковременные повышения уровня билирубина до 7-8 мг%, т. е. до 119,7-136,8 мкмоль/л. Обычно такие подъемы наблюдаются во время интеркуррентных инфекций, после операций, травм, употребления больших количеств алкоголя. Гипербилирубинемия выше 8 мг% (136,8 мкмоль/л) наблюдается как исключение. В подобных случаях можно предположить гибербилирубинемию II типа Криглера — Найяра.

    Приблизительно у 1/4 больных непостоянно, в отдельных исследованиях определяется также небольшое (0,5-0,6 мг%, или 8,55-10,2 мкмоль/л) количество конъюгированного (прямого) билирубина. Эти случаи относят к альтернирующей форме болезни Жильбера (А. Ф. Блюгер и др.). Приведенные ниже данные A. Sieg и соавт. (1986) дают основание сомневаться в существовании альтернирующей формы болезни Жильбера. Показатели, считавшиеся характерными для этой формы, по-видимому, относятся к так называемой гипербилирубинемической форме хронического персистирующего гепатита.

    Новые существенные данные получены при исследовании билирубина методом тонкослойной хроматографии. A. Sieg, A. Stiel, R. Raedsch и соавт. (1986), исследователи из ФРГ, установили, что доля неконъюгированного билирубина в общем билирубине сыворотки крови у здоровых равна 84 ± 5%, при хроническом персистирую-щем гепатите — 75 ± 6%, при хроническом гемолизе — 85 ± 3% и, наконец, при болезни Жильбера — 95 ± 2%. Ни у одного из 28 больных болезнью Жильбера доля неконъюгированного билирубина не снижалась менее 90%. Метод тонкослойной хроматографии билирубина, по мнению A. Sieg и сотр., столь диагностически эффективен, что, по-видимому, может вытеснить провокационные тесты.

    При болезни Жильбера отчетливые признаки повышенного гемолиза отсутствуют, но при специальных исследованиях установлено незначительное укорочение периода полувыведения 51 Сr (норма 21-22 дня), который при болезни Жильбера равен в среднем 18,2 дня, тогда как при гемолитической анемии даже в период ремиссии этот показатель равен 15-12 дням. Активность цитолитических ферментов сыворотки крови в период ремиссии держится на нормальных цифрах. В период обострения заболевания приблизительно у 1/4 больных отмечается небольшое (на 25-75%) повышение активности ферментов. До сих пор не вполне ясно, связана ли эта гиперферментемия непосредственно с болезнью Жильбера или причина, вызвавшая обострение болезни Жильбера, стала также причиной цитолиза.

    Бромсульфалеиновую пробу мы провели у 22 больных. У всех она не превышала 6%, т. е. была практически нормальной. С. Д. Подымова при проведении бромсульфалеиновой пробы у 8 из 38 больных наблюдала патологические сдвиги. В качестве функциональных проб, закономерно улавливающих нарушения деятельности печени при этом заболевании, выделяют клиренс меченного 14 С билирубина, который оказывается нарушенным у 90-94% обследованных, а также так называемые провокационные пробы — пробу с никотиновой кислотой, которая оказывается положительной у 80-85% больных, и пробу с ограничением энергетической ценности пищи, которая оказывается положительной у 90% больных.

    Для уточнения диагноза необходима биопсия печени, которая выявляет нормальное строение печеночных балок; определяется небольшое количество бурого пигмента (липофусцин) и жира в гепатоцитах, а также признаки активизации звездчатых (купферовских) клеток. При электронной микроскопии [Подымова С. Д., 1984; Блюгер А. Ф., Новицкий И. Н., 1984, и др.] определяется разряжение цитоплазмы. Различные изменения обнаружены в гладкой эндоплазматической сети и митохондриях. Увеличено число лизосом.

    При дифференциальной диагностике надо исходить из того, что болезнь Жильбера относится к наиболее легким хроническим заболеваниям печени. Ставить такой диагноз можно лишь исключив все остальные, более тяжелые заболевания. Неконъюгированные гипербилирубинемии, сопровождаемые значительным увеличением и уплотнением печени и селезенки, сразу исключают болезнь Жильбера как основное страдание. То же касается случаев со значительными и стойкими гипертрансаминаземиями и гипергаммаглобулинемией.

    В перечисленных ситуациях даже результаты однократной биопсии печени, не противоречащие диагнозу болезни Жильбера, не могут удовлетворить врача. Необходима повторная биопсия и наблюдение за больным в течение 6 мес, что нередко приносит решающую диагностическую информацию.

    Таблица 41. Дифференциально-диагностические признаки болезни Жильбера и гемолитической анемии
    Тест или признак Болезнь Жильбера Гемолитическая анемия
    Анемия Отсутствует В период значительной гипербилирубинемии чаще есть
    Период полувыведения (норма 21-22 дня) 51 Сr 18,2 дня 15-12 дней
    Спленомегалия Небольшая, всего у 6-10% Часто значительная, У 90%
    Ретикулоцитоз 0,8-1,5% 6-10%
    Повышение плазменного гемоглобина Не наблюдается Наблюдается
    Доля неконъюгированного билирубина сыворотки крови по данным тонкослойной хроматографии 95 ± 2% 85 ± 3%
    Провокационные тесты:
    проба с нагрузкой никотиновой кислотой Положительная Отрицательная
    проба с голоданием Положительная Отрицательная
    Эритробластоз костного мозга Норма В период легкого обострения 40-80%
    Тест Кумбса Отрицательный Бывает положительным
    Сывороточное железо Менее 150 мкг % Более 150 мкг %
    Уробилиновые тела в моче Норма Повышены
    Стеркобилин в кале Норма Повышен

    Наиболее сложно дифференцировать болезнь Жильбера, стертые формы гемолитических анемий и хронический персистирующий гепатит. Несмотря на наличие достаточно надежных дифференциально-диагностических признаков, в отдельных,случаях, особенно при невозможности полного обследования, больного приходится наблюдать и повторно обследовать в течение многих недель, прежде чем удается достоверно диагностировать заболевание.

    Биопсия печени в большинстве случаев помогает дифференцировать болезнь Жильбера и так называемую гипербилирубинемическую форму хронического персистирующего гепатита. В табл. 41 разобрана наиболее сложная дифференциальная диагностика с гемолитическими процессами без выраженной анемии. Исключить болезнь Жильбера помогают отрицательные результаты провокационных тестов (нагрузка никотиновой кислотой и проба с ограничением энергетической ценности пищи), увеличение периода полувыведения 51 С, повышение ретикулоцитоза и активности лактатдегидрогеназы сыворотки (при отрицательных результатах эти два теста нужно повторять не менее 3-4 раз), спленомегалия и анемия в анамнезе.

    Ниже приводятся отдельные клинические варианты заболевания.

    • Синдром Мейленграхта, или ювенильная перемежающаяся желтуха, — гипербилирубинемия за счет неконъюгированного пигмента в период полового созревания. Других признаков, отличающих таких больных от лиц с болезнью Жильбера, нет.
    • Синдром Калька. Гипербилирубинемия за счет неконъюгированного пигмента впервые выявляется после острого вирусного гепатита. Течение мало отличается от классической болезни Жильбера. В патогенезе несколько большая роль отводится патологии транспортных белков t X Y. Гипербилирубинемия редко превышает 3 мг% (51,3 ммоль/л). У отдельных больных в первые годы развития синдрома наблюдается резко выраженный астенический синдром.

    Таким образом, в болезни Жильбера можно выделять формы, где стабильная гепербилирубинемия появилась спонтанно, и формы, где этот дефект выявился после дополнительного повреждения печени.

    Заболевание протекает благоприятно. По нашим наблюдениям, после 40-45 лет у многих больных гипербилирубинемия исчезает. Мы не отмечали перехода болезни Жильбера в хронический гепатит.

    При длительном наблюдении (за отдельными больными мы наблюдали до 30 лет) отчетливо заметно частое развитие желчнокаменной болезни и дуоденальных язв, но самые тяжелые переживания больным с ферментопатической гипербилирубинемией доставляет мысль о циррозе печени. Десятки раз мы наблюдали больных, которых неосторожное слово врача буквально лишало покоя. Уровень билирубина сыворотки у больных болезнью Жильбера обычно колеблется, иногда в значительных пределах. Определенная часть этих колебаний выглядит спонтанной. Однако эта «пляска билирубина» производит на иных больных впечатление активного, прогрессирующего процесса и приводит к тяжелой депрессии. Сообщая показатели билирубинемии, врач должен быть особенно насторожен в деонтологическом отношении.

    РЕДКИЕ ФОРМЫ ФЕРМЕНТОПАТИЧЕСКИХ ГИПЕРБИЛИРУБИНЕМИЙ

    • Синдром Криглера — Найяра — врожденная негемолитическая неконъюгированная билирубинемия [показать]

      Синдром Криглера — Найяра возникает у лиц с врожденным недостатком билирубин-гликозилтрансферазы (УДФ-глюкуронилтрансферазы). Вследствие этого нарушается соединение билирубина с глюкуроновой кислотой и в крови накапливается большое количество неконъюгированного (свободного) билирубина. Дефицит этого фермента приводит к тому, что нарушается преобразование в гепатоците таких субстратов, как салицилаты, кортикостероиды, ментол и др.

      Желтуха развивается у новорожденного рано и, появившись, быстро нарастает. Заметного увеличения печени и селезенки нет. Признаков повышенного гемолиза и анемии не определяется. Остальные функциональные пробы печени не изменены. Желчные пигменты в моче отсутствуют. Количество стеркобилина в кале уменьшено. В настоящее время выделяют два типа заболевания.

      • Тип I. Аутосомно-рецессивная передача, резкое ограничение (до исчезновения) билирубина в желчи, гипербилирубинемии достигает 20-35 мг% (342-528 мкмоль/л). При тяжелых формах уже в первые 2 нед жизни появляются признаки поражения центральных серых ядер. Энцефалопатия в этих случаях занимает в клинической картине доминирующее положение и приводит к смерти в течение нескольких недель или месяцев. По-видимому, полностью отсутствует процесс глюкуронизации билирубина. Лечение таких больных фенобарбиталом оказывается неэффективным.
      • Тип II. Аутосомно-доминантная передача, почти нормальное содержание билирубина в желчи, гипербилирубинемии чаще колеблется в пределах 8-22 мг% (136,8-376,2 ммоль/л), поражения ядер чрезвычайно редки. Гепатоциты, по-видимому, неспособны присоединять вторую молекулу глюкуроновой кислоты к моноглюкурониду билирубина. Голодание и интеркуррентные инфекции, как обычно при ферментопатических гипербилирубинемиях, ведут к новому подъему уровня билирубина сыворотки крови. Фенобарбитал обычно эффективен, больные могут жить многие десятилетия.

      Способностью к диффузии в мозговую ткань обладают преимущественно фракции неконъюгированного билирубина, не связанные с альбумином. Значение определения неконъюгированного билирубина, не связанного с белком, возрастает, но доступных методов исследования пока нет.

    • Синдром Люси — Дрискола (желтуха от материнского молока) [показать]

      У детей, вскармливаемых молоком матери, в отдельных семьях развивается гипербилирубинемия за счет неконъюгированного билирубина, достигающая максимально 20 мг%, т. е. 342 мкмоль/л. Прекращение вскармливания ведет в течение нескольких дней к исчезновению желтухи. Развитие желтухи связано с присутствием в материнском молоке веществ, подавляющих конъюгацию билирубина, блокирующих УДФ-глюкуронилтрансферазы. К ним относятся 3-α-20-β-прегнандиол. Такую же роль в отдельных случаях отводят ряду свободных жирных кислот .

    • Синдром Дубина — Джонсона [показать]

      Синдром Дубина — Джонсона — хроническая семейная конъюгированная гипербилирубинемия, очень редкая форма ферментопатической гипербилирубинемии. Мы наблюдали всего 3 больных с этим синдромом.

      Обычно отмечается отчетливая субиктеричность склер. Печеночные знаки отсутствуют. Печень нормальных размеров и консистенции, иногда незначительно увеличена. Такие же данные приносит исследование селезенки.

      В сыворотке крови наблюдается приблизительно одинаковое повышение как конъюгированного (прямого), так и неконъюгированного (непрямого) билирубина. Концентрация общего билирубина сыворотки крови достигает 4-8 мг% (68,4-136,8 мкмоль/л). В моче преобладает копропорфирин I, тогда как у здоровых — копропорфирин III. Исследование индикаторных, экскреционных и секреционных ферментов, осадочных реакций, γ-глобулина сыворотки крови дает нормальные результаты. У части больных повышена активность щелочной фосфатазы и γ-глутамилтрансферазы. В связи с нарушением желчьсекреционных процессов результаты бромсульфалеиновой пробы оказываются патологическими. Кривые клиренса бромсульфалеина показывают, что подвоз и конъюгация краски в гепатоците заметно не нарушены, но секреция пигмента в желчный капилляр существенно изменена. Нарушение секреции ряда веществ в желчь сказывается и на результатах пероральной холецистографии. Йодсодержащий контраст плохо выделяется гепатоцитом, и желчный пузырь не контрастируется. Прием ряда лекарств (пероральные контрацептивы, гризеофульвин), а также беременность усиливают желтуху. При биопсии печени структура долек сохранена, в гепатоцитах отложение темно-кирпичного пигмента. Диагноз достоверен только при подтверждении данными биопсии печени. Течение заболевания благоприятное. Работоспособность сохраняется.

    • Синдром Ротора [показать]

      Синдром Ротора — крайне редкая форма ферментопатической гипербилирубинемии.

      Основные характеристики этого синдрома практически аналогичны таковым при синдроме Дубина — Джонсона. Исключение составляет гистологическая картина печени — в гепатоцитах нет пигмента кирпичного цвета. При оральной холецистографии желчный пузырь нередко контрастируется, т. е. нарушение секреции компонентов желчи при этом синдроме несколько меньше, чем при синдроме Дубина — Джонсона. Наконец, содержание копропорфиринов в моче не увеличено, но копропорфирин I составляет 80% (в норме 25%). Так же как и при синдроме Дубина — Джонсона, течение заболевания благоприятное. Работоспособность сохраняется. Таким образом, непосредственной угрозы два разобранных синдрома не несут, но их косвенная опасность несомненна. Острые заболевания у этих больных отличаются рядом особенностей, и если не знать о ферментопатической гипербилирубинемии, то легко впасть в диагностическую ошибку.

    Гипербилирубинемия – это состояние организма, при котором повышен уровень билирубина в крови. После превышения определенной концентрации, билирубин проникает в ткани организма, делая их желтыми. Билирубин образуется при распаде красных клеток крови. После этого в организме он находится в свободном и несвободном виде.

    Свободный (непрямой, неконъюгированный) билирубин образуется и сразу после распада красных клеток и оказывает на организм вредное воздействие, проявляющееся различными симптомами. Несвободный билирубин содержится в организме в преобразованном виде и подготовлен для выведения из него органами выделительной системы.

    Формы заболевания

    Гипербилирубинемия может быть следующих форм:

    • Надпеченочная гипербилирубинемия – связана с повышением уровня билирубина в крови.
      Данная форма заболевания проявляется в виде следующих симптомов: кожные покровы, склера глаз и слизистая рта больного окрашивается в желтый цвет. Уровень билирубина в крови выше нормы в два и более раз. Цвет мочи пациента становится насыщенным желтым, кал приобретает бурый оттенок. У больного может быть снижено настроение, повышена утомляемость. Более редким симптомом считают нарушения сознания и сна.
    • Печеночная гипербилирубинемия – вызвана повреждением ткани печени.
      Кожа, склера глаз и слизистые больного приобретают красноватый цвет. Уровень билирубина в крови повышается более чем в два раза по сравнению с нормой. Больного беспокоят болевые или дискомфортные ощущения в правом подреберье. Пациент может жаловаться на тошноту и рвоту. После приема пищи больной может чувствовать изжогу. Может быть ощущение горечи в ротовой полости. Моча пациента становится более темной почти коричневой. Больной чувствует слабость и усталость даже при небольших нагрузках. По истечении некоторого времени цвет кожи больного приобретает зеленоватый оттенок.
    • Подпеченочная гипербилирубинемия – вызвана затруднением прохождения желчи, которая содержит связанный билирубин, в кишечник.
      Кожа, склера глаз и слизистые оболочки полости рта приобретают желтоватый оттенок. Уровень билирубина в крови выше нормы более чем в два раза. Наблюдается обесцвечивание мочи, вплоть до белого цвета. Больного беспокоит кожный зуд. Ощущение горечи во рту. Появляются такие симптомы, как боль, ощущения дискомфорта в правом подреберье. У пациента наблюдается плохое самочувствие, вялость и апатия. У больного снижается масса тела. Поступление в организм витаминов нарушено.

    В том случае, если ткань печени не повреждена, диагноз звучит как функциональная или доброкачественная гипербилирубинемия. В этом случае главным фактором считают наследственность. Доброкачественные гипербилирубинемии могут быть различных видов, причиной их является повышение уровня билирубина в крови.

    Проявляется функциональная гипербилирубинемия желтушным оттенком кожных покровов и глазных яблок больного, а также увеличением уровня билирубина в крови в анализе крови. Такое нарушение может появиться после сильного стресса, после проведенной операции или как осложнение после перенесенного вирусного заболевания во время беременности.

    Неконъюгированная гипербилирубинемия проявляется повышением уровня свободного билирубина в анализе крови. Такое заболевание чаще всего встречается у новорожденных с гемолитической болезнью.

    Гипербилирубинемия у новорожденных представляет собой физиологический вариант нормы, ее причиной является незрелое состояние печени. Непрямая гипербилирубинемия может наблюдаться у ребенка в первые дни после рождения и не вызывать у него дискомфорта. Гипербилирубинемия у новорожденных протекает под постоянным контролем медицинских специалистов, сопровождается проведением анализов на уровень билирубина крови. Этот анализ проводится с целью предотвращения тяжелых случаев развития заболевания.

    В других случаях такой синдром гипербилирубинемии может наблюдаться при механическом повреждении красных клеток. В этом случае такое повреждение может быть получено, если на организм действовали различные вредности, такие как воздействие тяжелых металлов.

    Конъюгационная гипербилирубинемия характеризуется повышением уровня прямого билирубина. Это вариант физиологической желтухи новорожденных, родившихся раньше срока. Симптомы заболевания проходят через две – три недели.

    Транзиторная гипербилирубинемия появляется у большинства детей в первые дни после рождения. Происходит это из-за того, что внутренние органы малыша еще функционально незрелы и происходит их адаптация к окружающей среде. Такая форма гипербиллирубинемии не требует специального лечения медикаментозными препаратами, обычно медицинские специалисты дают рекомендации относительно соблюдения режима дня. Признаки данной формы гипербилирубинемии проходят без последствий для новорожденного, функция печени нарушена не бывает.

    Причины гипербилирубинемии

    Больных интересует, по какой причине появляется гипербилирубинемия, что приводит к ее возникновению. Различные факторы могут приводить к развитию определенной формы гипербилирубинемии.

    Надпеченочная гипербилирубинемия может возникать по следующим причинам:

    • Наследственность. В строении красных кровяных клеток (эритроцитов) могут быть отклонения от нормы, обусловленные генетически.
    • Интоксикация в результате отравления вредными или ядовитыми веществами, алкоголем.
    • Анемия, обусловленная различными факторами.
    • Вирусные заболевания.
    • Сепсис.
    • Несовместимость по группе крови, которая возникла в результате переливания крови больному.
    • Аутоиммунные заболевания, такие как системная красная волчанка, аутоиммунный гепатит, аутоиммунная гемолитическая анемия.
    • Обширные кровоизлияния в брюшную полость.
    • Лейкоз.

    Печеночная гипербилирубинемия может возникать по следующим причинам:

    • Гепатит вирусного происхождения или вызванный применением лекарств.
    • Синдром Дабина-Джонсона.
    • Опухоли, абсцессы, цирроз печени.
    • Синдром Ротора.

    Подпеченочная гипербилирубинемия может возникнуть по следующим причинам:

    • Желчевыводящий проток закупоривается камнем.
    • Желчевыводящий проток сужен в результате его травмирования.
    • Воспаление протока.
    • Рак поджелудочной железы.

    Лечение заболевания

    Гипербилирубинемия (см. также желтуха) – это патологическое состояние, лечение которого начинается с устранения основного заболевания. Очень важно провести первичную диагностику с целью выявления основной причины гипербилирубинемии, так будет построен мост к полному излечению больного. Обследование и лечение больного проводится в гастроэнтерологическом отделении больницы.

    Если в результате обследования была выявлена доброкачественная гипербилирубинемия, применение лекарств не требуется. В этом случае данное состояние корректируется с помощью соблюдения режима дня и диеты, назначенной врачом.

    Если больному требуется медикаментозная помощь, применяют препараты следующих групп:

    • Антиоксиданты с целью проведения дезинтоксикации, так как продукты метаболизма билирубина токсически действуют на нервную систему, особенно на головной мозг. Это могут быть Цистамин или Токоферол.
    • Глюкокортикостероиды. Если у больного тот вариант гипербилирубинемии, при котором наблюдается повреждение печеночной паренхимы, назначают Преднизолон.
      Средства наружного применения. Эту группу препаратов используют, если среди жалоб больного присутствует симптом кожного зуда. В этом случае может быть назначено обтирание камфорным спиртом.
    • Иногда требуется использование хирургических методов лечения. Если просвет желчных путей был сужен в результате механического повреждения, может потребоваться хирургическое устранение дефекта.

    Кроме использования лекарственных препаратов, врачи рекомендуют придерживаться специальной диеты. В соответствии с ней, острые, соленые и копченые блюда запрещены к употреблению. Жирные продукты также не рекомендуется использовать при приготовлении.

    Не подходит и такой способ приготовления, как обжаривание при готовке. Больной должен также отказаться от алкоголя. Также врачи рекомендуют вести здоровый образ жизни, воздерживаясь от тяжелых физических нагрузок и избегая сильных стрессов.

    Кто сказал, что вылечить тяжелые заболевания печени невозможно?

    • Много способов перепробовано, но ничего не помогает…
    • И сейчас Вы готовы воспользоваться любой возможностью, которая подарит Вам долгожданное хорошее самочувствие!

    Эффективное средство для лечения печени существует. Перейдите по ссылке и узнайте что рекомендуют врачи!

    Для цитирования: Делягин В.М., Уразбагамбетов А.У. Медицинское сопровождение пациентов с семейными доброкачественными гипербилирубинемиями // РМЖ. 2008. №18. С. 1194

    Введение Семейные доброкачественные гипербилирубинемии (идиопатические негемолитические гипербилирубинемии, доброкачественные гипербилирубинемии, пигментные гепатозы) — группа заболеваний без выраженного изменения структуры и функции печени и без явных признаков гемолиза и холестаза, обусловлены нарушением обмена билирубина (Е 80 по МКБ-10), что проявляется стойкой или перемежающейся желтухой . Идиопатические негемолитические гипербилирубинемии составляют большую группу состояний, развитие которых обусловлено нарушением внутриклеточного транспорта билирубина. При этом нет признаков гемолиза или заболеваний печени. Большинство из них (важнейшее исключение — синдром Криглера-Найяра) доброкачественны. Эти гипербилирубинемии возникают как за счет непрямого, так и прямого билирубина.

    Семейные доброкачественные гипербилирубинемии (идиопатические негемолитические гипербилирубинемии, доброкачественные гипербилирубинемии, пигментные гепатозы) — группа заболеваний без выраженного изменения структуры и функции печени и без явных признаков гемолиза и холестаза, обусловлены нарушением обмена билирубина (Е 80 по МКБ-10), что проявляется стойкой или перемежающейся желтухой . Идиопатические негемолитические гипербилирубинемии составляют большую группу состояний, развитие которых обусловлено нарушением внутриклеточного транспорта билирубина. При этом нет признаков гемолиза или заболеваний печени. Большинство из них (важнейшее исключение — синдром Криглера-Найяра) доброкачественны. Эти гипербилирубинемии возникают как за счет непрямого, так и прямого билирубина.
    К непрямым (неконъюгированным) гипербилирубинемиям относятся синдромы Жильбера (Е 80.4), Криглера-Найяра (Е 80.5), Дрискола, первичная семейная гипербилирубинемия. К прямым (конъюгированным) гипербилирубинемиям относятся синдромы Дабина-Джонса и Ротора.
    Наиболее распространенным состоянием в этой группе заболеваний является синдром Жильбера (СЖ). СЖ наблюдается у 3-7% европейцев, 3% азиатов и 36% африканцев. Среди носителей признака мужчин в 2-7 раз больше, чем женщин. Несмотря на широкую распространенность СЖ в популяции, этот синдром далеко не всегда учитывается при проведении дифференциальной диагностики (ДД) желтух, а в случае его выявления возникает много вопросов по определению врачебной тактики .
    СЖ наследуется аутосомно-рецессивно (а/р), характеризуется интермиттирующей желтухой без признаков гемолиза или болезней печени. Гипербили-рубинемия умеренная (не выше 6 мг%, у большинства — менее 3 мг%), варьирует по дням недели, времени года, наличия или отсутствия обезвоживания, голодания, физических нагрузок, интеркурентных заболеваний, менструации. Нередко каких-либо объяснений появлению желтушности найти не удается. Эпизоды желтушности завершаются самостоятельно. Повышение билирубина не отмечается более чем у 1/3 носителей гена.
    Патогенез
    Неконъюгированная гипербилирубинемия при СЖ обусловлена снижением активности энзимов системы билирубин-уридин дифосфат глюкоронил трансферазы (БУДГТ). БУДГТ находится в эндоплазматическом ретикулуме гепатоцитов и осуществляет перевод билирубина в билирубин моноглюкоронид и диглюкорогид. БУДГТ — только одна из изоформ уридин глюкоронил трансфераз (УГТ), ответственных за конъюгацию гормонов, нейротрансмиттеров, карциногенов и многих других соединений.
    Ген уридин глюкоронил транферазы расположен на 2-й хромосоме, содержит 5 экзонов. Экзоны 2-5 являются постоянными компонентами всех изоформ УГТ. Экзон 1 кодирует специфические регионы энзима и имеет базовые основания ТАТАА. Экзоны 1а и 1d кодируют регионы БУДГТ 1А1 и БУДГТ 1А2 соответственно. БУДГТ 1А1 отвечает за полную конъюгацию билирубина . Метаболическое значение БУДГТ 1А2 невелико. Экспрессия БУДГТ 1А1 зависит от промотера в позиции 5’. Таким образом, нарушение глюкоронирования билирубина зависит от мутации в экзоне 1А, его промотере или в общем экзоне. Мутация в экзоне заключается в появлении двух дополнительных оснований (ТА). Добавление новых оснований к прежним ТАТАА нарушает взаимодействие с фактором транскрипции IID, экспрессия БУДГТ снижается на 30%. В гомозиготных случаях в желчи над диглюкоронидом преобладает моно-глюкоронид билирубина.
    В промотерном регионе описаны дополнительные мутации (Gly71Arg, Pro364Leu, Tyr468Asp). У носителей этих мутаций концентрация билирубина в крови существенно превышает нормальные показатели.
    Степень гипербилирубинемии и клинические проявления СЖ зависят не только от снижения активности БУДГТ, но и от сопутствующих факторов: скрытого гемолиза, нарушения внутрипеченочного транспорта. Например, у многих людей с дефектом ТАТАА нет неконъюгированной гипербилирубинемии, точно так же, как у пациентов с гранулематозными заболеваниями печени и снижением активности БУДГТ.
    Клиническая картина
    Клиническая картина СЖ вариабельна. Синдром нередко ассоциируется с генерализованной дисплазией соединительной ткани по типу синдромов Марфана или Элерса-Данлоса. У детей грудного возраста, гомозиготных по СЖ и находящихся на грудном вскармливании, желтуха новорожденных выражена ярче и длится дольше, чем у детей без СЖ . Обычно СЖ выявляется в период пубертата. Видимо, манифестирующая иктеричность провоцируется дополнительным угнетением глюкоронирования билирубина половыми гормонами. В более старшем возрасте СЖ выявляется в период интеркурентных заболеваний. В этом случае приходится проводить ДД с постгепатической гипербилирубинемией. Расспрос больного о желтухах у родственников может оказать помощь в установлении диагноза.
    Многие пациенты эмоциональны, отмечают гиперчувствительность кожных покровов. При обследовании выявляются умеренная желтуха (чаще иктеричность склер на фоне матово-желтушной кожи, особенно ли-ца). Иногда наблюдается частичное окрашивание но-со-губного треугольника, ладоней, подмышечных впадин, стоп. Желтуха усиливается при дегидратации, голодании, инфекции (в том числе вирусной), приеме алкоголя, тяжелой физической и умственной работе, стрессах. Описывают пылающие и пигментные невусы, пигментацию век, астенический синдром (депрессия, неспособность концентрировать внимание, повышенная утомляемость, слабость, плохой сон и т.д.). Очень часто боль-ные предъявляют жалобы на боли в животе. Абдоминальный синдром чаще мультифакториальный, нередко ассоциируется с общей тревожностью. Кор-ре-ля-ций между наличием или выраженностью абдоминального синдрома и степенью гипербилирубинемии нет. У 50% больных диагностируется скрытый гемолиз (группа риска по холелитиазу!) (рис. 1). Камни в желчном пузыре, по нашему опыту, у таких больных могут сформироваться очень быстро.
    Размеры печени и селезенки остаются, как правило, нормальными. Билирубинурия отсутствует. Исследо-ва-ние печеночных ферментов решающего диагностического значения не имеет, хотя в редких случаях описано повышение сывороточной щелочной фосфатазы. Как и при других видах доброкачественных гипербилирубинемий, гистологическое строение печени близко к норме. Признаков диспротеиноза, некроза печеночных клеток обычно не обнаруживается. Но вокруг терминальных пе-че-ночных венул обнаруживается накопление липофусцин подобного пигмента.
    Лабораторная и дифференциальная диагностика синдрома Жильбера
    Лабораторная диагностика СЖ основана на биохимических исследованиях. Генетические исследования дорогостоящи и недоступны в широкой практике.
    Проба с голоданием. Резкое ограничение энергетической ценности пищи в течение 48 часов вызывает повышение уровня неконъюгированного билирубина. В течение 48 часов больной получает питание энергетической ценностью 400 ккал/сут. В день начала пробы утром натощак и спустя двое суток определяют билирубин сыворотки крови. При подъеме его на 50-100% проба считается положительной. Через 24 часа после возобновления нормального питания уровень неконъюгированного билирубина возвращается к норме. При-чи-ны повышения концентрации неконъюгированного би-ли-рубина при голодании пока не установлены. Кон-цен-тра-ция неконъюгированного билирубина на фоне голодания повышается и у пациентов с гемолитической анемией или заболеваниями печени, но степень повышения значительно меньше. Повышение концентрации билирубина наблюдается и при нормокалорийной диете, но при ограничении жиров. После приема жиров концентрация билирубина быстро возвращается к норме. В современных условиях проба с голоданием используется редко.
    Никотиновая кислота в дозе 50 мг при в/в введении в ближайшие 3 часа приводит к 2-3-кратному повышению концентрации неконъюгированного билирубина. Механизм действия сводится к осмотическому разрушению эритроцитов, повышенному образованию билирубина в селезенке, обратимой ингибиции БУДГТ. Спе-ци-фичность пробы недостаточно высока. Анало-гич-ная реакция может быть при гемолитических анемиях и при заболеваниях печени.
    Фенобарбитал и другие индукторы БУДГТ нормализуют концентрацию билирубина в плазме.
    Тонкослойная хроматография позволяет выявить повышение концентрации моноглюкоронида билирубина по отношению к диглюкорониду, что свойственно СЖ.
    Клиренс препаратов, определяемый по бромсульфофталеиновой пробе, индоцианину зеленому снижен.
    Дифференциальную диагностику проводят с другими вариантами семейных гипербилирубинемий (табл. 1).
    Синдром Криглера-Найяра = семейная негемолитическая желтуха новорожденных. Впервые описана в 1952 г. Некоторые считают, что синдром Криг-ле-ра-Най-яра — вариант более тяжелых мутаций в том же сегменте ТАТАА, как и у СЖ. Это объясняет промежуточные концентрации билирубина у родственников больных синдромом Криглера-Найяра. Различают две генетически гетерогенные формы болезни.
    При первой форме синдром наследуется а/р. Обусловлен практически полным отсутствием БУДГТ. Интенсивная, часто ядерная желтуха обусловлена 20-30-кратным повышением непрямого билирубина сы-воротки крови. Развивается в первые часы и дни жизни ребенка. На первый план выступают симптомы поражения ЦНС: мышечная гипотония, нистагм, опистотонус, атетоз, тонические и клонические судороги, отставание в физическом и умственном развитии. Гемато-ло-гические показатели остаются в пределах нормы. Би-ли-рубинурия отсутствует, количество уробилиновых тел в моче и кале невелико. Успеха от применения фенобарбитала или глутетимида, индукторов микросомальных ферментов, нет. Больные редко доживают до 1,5 лет.
    При второй форме синдром наследуется а/д. БУДГТ присутствует, хотя активность фермента значительно снижена. Интенсивность желтухи менее выражена. Ядерная желтуха не развивается. Эффект фототерапии, индукторов микросомальных ферментов хороший. Уровень непрямой фракции билирубина сыворотки крови повышается в 5-20 раз. Желчь окрашена, в кале определяется большое количество уробилиногена. Больные доживают до 50 лет и более, но в отдаленном периоде, особенно при позднем лечении, нередки глухота, хореатетоз, нейромышечные и личностные отклонения, гипоплазия зубов.
    Синдром Дрискола — семейная форма преходящей гипербилирубинемии новорожденных за счет стероидных тел в плазме матери, блокирующих конъюгацию билирубина. Близкое (но не семейное) состояние известно у некоторых детей при вскармливании грудным молоком, в котором может содержаться не уточненный фактор, препятствующий глюкуронированию билирубина.
    Синдром Дабина-Джонсона. Описан в 1954 г. Передается а/р. Проявляется хронической негемолитической желтухой с повышением уровня связанного билирубина в сыворотке крови. Часто начинается в период полового созревания, но может начаться в любом возрасте. Желтуха носит хронический или интерметтирующий характер, содержание билирубина не превышает 0,06 г/л. Обострение желтухи проявляется болями в правом подреберье, общей слабостью, на-блю-дается при наслоении инфекций. Во время ре-мис-сии желтуха почти полностью исчезает. Печень умеренно увеличена, плотноватой консистенции. В половине всех слу-чаев пальпируется селезенка. Активность ферментов сыворотки крови и осадочные функциональные пробы печени остаются нормальными. В моче обнаруживаются желчные пигменты. Признаки гемолиза отсутствуют. Бромсульфалеиновая проба изменена. При назначении бромсульфалеина его содержание в крови быстро падает, чтобы затем вновь подняться; на 90-й и 120-й минуте концентрация превышает таковую на 45-й минуте, то есть происходит нормальный захват красителя с затруднением освобождения из клеток печени. До-сто-вер-но диагноз можно установить при пункционной биопсии, выявляющей отложение в клетках печени круп-нозернистого меланиноподобного пигмента тем-но-ко-ричневого цвета. При лапароскопии печень зеленовато-коричневая, желчный пузырь не изменен.
    Вариантом синдрома Дабина-Джонсона (или самостоятельной единицей?) является синдром Бюрка. При нем также обнаруживается липохромный гепатоз, но БЕЗ желтухи, хотя и со значительной гепатоспленомегалией.
    Синдром Ротора описан в 1948 г. Передается а/р. Протекает с преимущественным повышением уровня связанного билирубина в сыворотке крови при нормальной гистологической картине печени. Болезнь протекает, как длительная желтуха с умеренным повышением конъюгированного билирубина при нормальных показателях функции печени и хорошим контрастированием желчного пузыря при холецистографии. ДД с синдромом Дабина-Джонсона проводится на основании пункционной биопсии, поскольку при синдроме Ротора никогда не обнаруживается темного пигмента в клетках печени.
    Наряду с этими синдромами ДД синдрома Жиль-бе-ра проводят с общим синдромом желтух, в том числе с гемолизом, гематомами, острыми и хроническими за-бо-леваниями печени, рабдомиолизом, неэффективным эритропоэзом, побочным действием препаратов.
    Лечение синдрома Жильбера
    Пациента следует информировать, что СЖ является доброкачественной гипербилирубинемией, продолжительность жизни в среднем не отличается от общей популяции. Тем не менее могут возникнуть холелитиаз или вышеуказанные соматические и психосоматические расстройства, что требует коррекции режима и в ряде случаев медикаментозного вмешательства.
    Госпитализаций при неосложненном течении не требуется. Прививочный календарь не изменяется. Физическая нагрузка должна быть обычной. Не следует делать больших перерывов в еде. Неблагоприятно ограничение жидкости.
    Фенобарбитал или глютетемид индуцируют активность БУДГТ и могут использоваться короткими курсами при неблагоприятных ситуациях .
    Учитывая, что при СЖ наряду с биохимическими нарушениями страдает захват молекул гепатоцитами и транспорт по клетке, существует риск желчно-ка-мен-ной болезни, мы применили у 15 наших больных препарат ЛИВ.52К.
    ЛИВ.52К широко используется в гастроэнтерологии и гепатологии, в педиатрии (у детей старше 2 лет по 10-20 капель 2 раза в сутки) при хронических и острых гепатитах, дисфункциях желчевыводящей системы и многих других состояниях. ЛИВ.52К представляет собой комбинированный растительный препарат. Препарат выпускается в таблетках и каплях, легко переносится детьми, оказывает гепатопротекторное, антитоксическое, противовоспалительное, желчегонное, антиоксидантное, антианорексическое действие. Гепато-про-тек-тор-ное действие ЛИВ.52К обусловлено антиоксидантными и мембраностабилизирующими свойствами входящих в его состав компонентов. ЛИВ.52К стимулирует биосинтез белков и фосфолипидов, способствует восстановлению гепатоцитов, уменьшает дегенеративные, жировые и фиброзные изменения, усиливает внутриклеточный обмен. Препарат регулирует уровень плазменных белков крови, нормализуя соотношение альбумин/глобулин. Обеспечивает нормализацию уровня плазменных трансаминаз, холестерина, триглицеридов, уменьшая проявления дислипидемии. Снижает показатели билирубина и щелочной фосфатазы. Повышает способность печени к депонированию гликогена. Очень ценно, что препарат улучшает коллоидные свойства желчи, предупреждает образование желчных камней и способствует нормализации сократительной функции желчного пузыря.
    На фоне применения препарата улучшалось общее состояние детей. Нормализовались аппетит, исчезала гиперестезия кожных покровов. В период вирусных инфекций нарушений билирубинового обмена не отмечено. В течение ближайших нескольких дней после начала приема ЛИВ.52К исчезали боли в правом подреберье. По данным ультразвуковых исследований исчезал феномен сладжа в желчном пузыре.



    Источник: medhom.ru

    Читайте также
    Вид:

    Добавить комментарий