Альвирон

Альвирон

Раздалось негромкое рычание. Моя рука потрепала лобастую голову подошедшего Галла. Со Скаутом такой номер не прокатывал, он был злее. Рычание повторилось. И чем ты не доволен? Зверь был явно встревожен. Еще раз осторожно выглянул в окно, да вроде никого нет. Пошел в соседнее помещение, вид тот же самый. Что за черт? Третье окно, чисто. Галл продолжал рычать, стоя напротив входа в помещение, где спал Сим. Смутная тревога стала зарождаться во мне. Склонившись к полу, я собрал в горсть каменное крошево. Обычно инвиз нельзя обнаружить до того, как ловкач нанесет атаку, либо, как вариант, можно попытаться сбить инвиз, зная примерное месторасположение убийцы. То же касается пелены водника или воздушника. Выглянув в окно, я широким веером метнул каменную крошку перед оконным проемом.

М-Мать. Схватив в охапку Сима, я вылетел в соседнее помещение. Вышвырнул его в окно и нырнул следом щучкой, пытаясь на лету сгруппироваться. В нижних помещениях, где мы находились пару секунд назад, взметнулось чадное пламя. Сугроб смягчил удар.

— Тревога! — раздался мой крик. Лезвие Таррока отсекло руку ловкачу, занесшему кинжал над ничего не понимающим Симом. Подпрыгнув на несколько метров вверх, я приземлился прямо на уродливую тушку с длинными паучьими ногами и огромным черепом, полыхающим зеленым пламенем. Раздался хруст дробящихся костей. Передо мной вдруг возник оскалившийся череп скелета-воина, вооруженного боевым молотом. Удар, развернувший меня в сторону, высек сноп икр из моего доспеха, левый наплечник соскочил с креплений и улетел куда-то в темноту. Отскочив, я подсек костяку ногу, и уже занесенный для повторного удара молот врезался в землю чуть в стороне от меня.

Ловкач попытался завершить начатое. Таррок, сверкнув в воздухе словно копье, врезался в грудь нежити, отшвырнув ее от Сима. Почти тут же где-то сбоку блеснуло лезвие. Увернутся от клинка я не успел. С доспеха вновь посыпались искры, но он выдержал. Замах — и череп ловкача разлетелся на куски. Рывком выдернув Таррок за рукоять, я, крутнувшись, прочертил широкую дугу. Вспыхнул белым навык, и два скелета-воина упали с перерубленным в районе пояса позвоночником. Не давая тварям оклематься, прыгнул к ним. Окованные сапоги продавили броню и ребра одного из скелетов, брызнула костяная крошка. Я замахнулся, чтобы добить вторую тварь, но гибкая тень, покрытая костяными шипами, вывернулась из-под удара и кинулась на меня, сбивая с ног. Частокол зубов клацнул прямо возле моей маски. Чертова гончая.

Правой рукой я схватил гончую за горло, левой — за шипастый позвоночник, и сжал ее изо всех сил. Тщетно сопротивляющаяся тварь глухо зарычала. Секунду спустя раздался громкий хруст и отчаянный вой твари. Отшвырнув сучащее лапами тело, я зашарил руками вокруг себя. Где Таррок? Заметив меч, лежащий в паре метров от меня, я кинулся к нему. Подхватив клинок, боковым зрением я заметил отблески зеленого пламени, приближающегося ко мне, и попытался развернуться.

Красное свечение навыка объяло щит, и тело костяного паука, подловленное в прыжке, с хрустом улетело в руины соседнего здания. Взмах клинка, блеснувшего красными рунами, и голова недобитой гончей попрощалась с телом. Оскалившаяся железная маска Сани на секунду повернулась ко мне, после чего он направился к Симу. Раздался громкий взрыв, стало светло как днем. За зданием, в котором находилась точка, что-то сильно заполыхало. Скаут уже раздербанил недобитого мной костяка с молотом, Галл кромсал тело одного из пауков. Сим метнул два огромных фаербола в одну из боковых улиц. Снова раздались взрывы.

Олег спрыгнул с одной из уцелевших стен, оказавшись рядом с Симом.

— Доработали АИ, как же, — сплюнул он. — Эти суки просто передали им наш опыт.

— Накрыл? — Саня прикрывал разошедшегося Сима, сдерживающего прущих к нам с окрестных улиц мертвяков.

— Накрыл, литров сто масла притянули, уроды, — Олег мгновенно натянул тетиву, и замерцавшая стрела сбила тушку паука, показавшегося на одной из стен. — Они перекрыли нам отход из города.

— Боковые тоже перекрыты, у нас осталась только одна дорога, — сказал Слава, появившись на верху одной из стен. — Догадаетесь?

— В храмовый квартал. Дэн, трансформируйся, пробиваемся в слободу и оттуда по вчерашнему плану, пусть суки поломают голову, пытаясь понять, что мы задумали, — жестко усмехнулся Олег, занимая позицию за спиной Сима.

Холод трансформы. Мощенная улица, покрытая снегом, немного проседала под тяжестью моих шагов. Заряд злости поднял красную полоску ярости почти до предела. Я двинулся по улице, указанной Олегом. Впереди между уцелевшими зданиями возник заслон из десятка мертвяков. Зря вы так, чтобы сдержать меня, вам следовало бы пригласить моих братьев. Я взял разгон. Снег вместе с каменной крошкой разлетался из-под ног, мое тело, совершив чудовищный прыжок, ядром приземлилось прямо в центр заслона. С оглушительным грохотом обломки костей и брони,только что бывшие мертвяками, брызнули вокруг меня, на мгновение зависнув в воздухе. Когда нужно, я могу быть чертовски быстрым. Оглядевшись, я выбрал следующею цель. За первым заслоном оказался второй, где среди зомби в броне блестела корона мертвого мага. Кости мертвяков еще падали на мостовую, когда мое тело совершило второй рывок. Темное свечение тарана причудливо смешивалось с желтым свечением кары. Тела зомби, словно кегли, разлетелись в стороны, передо мной взвыла огненная стена, поднятая магом для защиты. Это тебе не поможет. Вспышка чистейшего белого света, и два огромных белоснежных крыла взметнулись за моей спиной. Мгновение — и они стали чернеть, сгорая в духовном пламени, причиняя мне сильную боль. Заставив их сделать широкий замах, я поднял волну темного огня. Вокруг раздавались вопли горящих мертвяков. Кости мага почернели, от его одеяний остались лишь лохмотья. Маг взмахнул рукой, пятясь, и у его ног начало разгораться пока еще слабое огненное кольцо. Поздно. Таррок уже миновал защиту, и его острие, вспоров остатки мантии, раздробило грудные кости мертвого мага. Взрывом меня отшвырнуло назад. Сбоку с грохотом обрушилась одна из стен. У меня осталось больше восьмидесяти процентов жизни, превосходное начало.

— Бегом, бегом, — заорал на нас сзади Олег. — Дэн, по прямой, на третьем повороте направо.

Позади раздавались глухие удары, свист стрел и звуки взрывов. Мне нет нужды оглядываться, чтобы узнать, что там, и так ясно, что на нас наседают со всех сторон. Плевать, мы справимся. Я верю людям за моей спиной, а они доверяют мне. Я начал разгоняться, мне нужно пробить им путь, не ввязываясь в сражение. Перейдя на бег, за считанные секунды я достиг первого поворота и миновал его. Вынырнувший откуда-то зомби попытался встать у меня на пути. Зря. Довольно глупо — становиться на пути трехсот килограммового разогнанного тела. Не прекращая бег, я врезался в подвернувшегося костяка, ему повезло не больше, чем зомби. Гончие, пауки, скелеты — все они отлетали от меня, в воздухе стоял вой тварей и хруст сминаемых костей. Возле третьего поворота собралось приличное количество мертвых. Сместившись в сторону, я врезался в угол здания рядом с ним. Стена, покачнувшись, с треском упала на улицу, придавливая часть заслона. Гудящий огненный шар, прилетевший от Сима, прикончил оставшихся. Бежать стало труднее. До отката поступи еще минута, до тарана полторы.

«Слева».

Стена слева от меня с грохотом посыпались камни из стены, разнесенной чем-то изнутри. Чудовищный удар отшвырнул меня в руины соседнего дома. Кладка угла, в который я врезался, пошла трещинами, и первые камни сверху свалились на меня. Взревев, я оттолкнулся руками и выбросил свое тело из-под начинающегося завала. Секунду спустя я уже выскочил на улицу. Прямо передо мной стоял один из моих братьев, закрывший дорогу группе. Отсалютовав ему клинком, я поднял руку, сжатую в кулак. С его стороны последовал ответный жест, брат принял мой вызов. Я кивнул Олегу, и мы отступили в сторону с дороги группы. Место ведущего занял Саня. Я быстро оценил противника. На два уровня выше, и у меня осталось треть хп. Жаль, я не увижу падающею звезду.

Грозный рык моего противника осадил кучу нежити, гнавшуюся за группой. Визжащая орда остановилась, не собираясь встревать в наш бой. Таррок замер в верхней позиции. Брат отвел клинок вправо, чуть за себя. Секунда, рывок. Мои руки сотрясла отдача от удара. Пересилив себя, я крутанулся на месте, стремясь достать его с другой стороны. Клинки скрестились, в воздух полетели искры, высекаемые металлом. Лезвие с противным скрипом скользнуло к рукояти Таррока в попытке выбить меч из рук. Перехватив рукоять, я направил лезвие Таррока острием вниз, отводя клинок противника в сторону. В следующее мгновение я активировал поступь и резким движением вогнал свое колено в челюсть невольно подавшегося за мечом драугра. С противным хрустом его тело отлетело в скопище нежити, наблюдающей за нашим поединком, придавив кого-то при приземлении. Я с трудом удержал равновесие, оперившись на Таррока: правая нога не выдержала удара и была сломана в колене. Жизнь практически в красной зоне.

Я неотрывно наблюдал за тем, как мой противник выбирается из толпы. Брат отсалютовал мне мечом, его похвала оказалась весьма приятна. Челюсть снесло начисто. Драугр неспешно направился ко мне, прекрасно зная, что победил. Мне оставалось лишь принять поражение с честью. Рывок, и его рука проломила мою грудную клетку вместе с броней, выходя из спины. Единицы жизни крупицами песка отсчитывали время до перерождения. В последние мгновения я успел-таки еще раз озарить улицу своими опаленными крыльями. Мое тело медленно оседало. Над моим противником вспыхнул багровый венец элитника. Я упал на спину, с удивлением заметив, как хмурое ночное небо вдруг окрасилось огнем.

Падающая звезда! Я вижу тебя, и ты прекрасна.

День 32 (Часть вторая).

«— Неужели в том мире, откуда вы пришли, все такие ничтожества?

— Может и так, а может и нет».

Странно. Лежа на каменном ложе в зале возрождения, я почему-то вспомнил этот отрывок разговора с Каросом. Если бы можно было вернуть время назад, я бы, наверное, ответил совсем по-другому. Хлопнула дверь, и Сарен помог мне занять сидячее положение.

— Ждем, — ответил я на немой вопрос. Я не хотел трогать кучу системок, висевших у меня в интерфейсе до возвращения остальных. Если мы победили, то я хочу встретить победу вместе с ними.

Потянулись долгие минуты ожидания. Сарен принес травяной чай, и мы сидели, переводя взгляды с одного пустующего ложа на другое. Наконец в жемчужном мягком свечении на ложе справа появилось тело Славы. Его восторженный взгляд обратился к нам.

— Это нужно было видеть, Дэн! Большей части Колизея больше нет, — захохотал он. — Семь уровней, Господи, мне упало семь уровней.

Нехило, сколько же упадет Симу?

— Вы добрались до Колизея?

— Меня прикончила химера практически на входе, остальные вроде прорвались, — продолжал улыбаться он. — Хрен Олегу, а не продажа вина. Сегодня будет пир. Сарен, будь другом, попроси Велиду сегодня постараться.

Эльф побежал вниз, а я продолжил ждать. Вновь свечение, и на одном из лож появился Саня.

— У меня перегруз, — слабо прошептал он. — Дэн, принимай.

Через окно торга в мой инветарь упало под сотню кг трофеев.

— Сейчас остальные прилетят, мы попытались добить босса.

— И как? — заинтересовался Слава.

— Вроде получалось, — оперевшись руками о край ложа, он принял сидячее положение. — Там личи с храмового района подтянулись.

Не успел он договорить, как один за одним появились петы, а за ними и Олег с Симом.

— Чертовы маги. Мы уработали босса. Господа, я вас поздравляю с успешно проведенным террористическим актом! — задыхаясь от смеха, проговорил Олег. — А так же уведомляю вас о том, что Клан Темного Феникса с этого момента занимает в топе проекта Альвирон первое место. Поздравляю вас, господа отморозки.

Раздался оглушительный рев. Я с облегчением выдохнул и радостно засмеялся вместе с остальными.

— А теперь разгрузите меня и нашего хайлевела-мага, и идем вниз.

Кое-как мы расфасовали добро, которое удалось урвать. Сим ошарашенно хлопал глазами, до сих пор не веря, что он теперь сорок первого уровня. Сто сорок три костяка оказались жертвой падающей звезды. Действительно, среди нас он теперь хайлевел. Я стал тридцать восьмым, Саня тридцать шестым, как и Олег, Слава тридцать второй. Петы — семнадцатые, оба. Воистину, сегодня удачный день.

— «Первый среди равных», «Титан», — шептал свои достижения как молитву Сим. — Мне «Славы» упало море.

— Не только тебе, — хмыкнул Олег. — Клан, в том числе и за то, что ты состоишь в наших рядах, оказался на седьмом уровне известности. А самое сладкое, что нас ждет сюрприз в зале выбора. Система засчитала нам Подвиг из серии «По стопам великих». Вы все ощутили мудрость и проницательность гения вашего Лидера?

— О да! И в честь этого последующие операции планируя я, — заржал Слава. — Заколебала малость тактика «сделай и погибни» и кредитная политика, проводимая тобой.

Вот так с шутливыми перебранками мы и добирались до нашего арсенала, он же наша сокровищница. Турин, вставший на приемке, казалось, был на седьмом небе, и гора добытого добра, грозящая завалить гнома с головой, его нисколько не пугала.

А потом этот гад, т.е. я хотел сказать наш мудрый лидер, погнал меня, Славу и Саню за добром из моего тайника. Нет в этой жизни справедливости. Совсем нет.

День 32 (Часть третья).

По кругу стен в зале выбора появились широкие ниши. Я стоял напротив одной из них, созерцая пять картин, занимающих ее. Центральная и самая большая изображала забравшегося на полуразрушенную башню злого и, кажется, испуганного Сима. У его вытянутой правой руки истаивали желтые искры, уносимые ветром в сторону виднеющихся частично разрушенных арок Колизея. Хмурое небо над зловещими черными руинами наливалось багровым светом могущественного заклинания с яркой звездой в центре.

Левая нижняя картина запечатлела улицу средь руин и множество нежити, перекрывшей ее с двух сторон. В центре, скрестив светящиеся клинки, замерли два монстра. По костяным маскам, сросшимися с черепом, можно было опознать в них драугров.

На левой верхней Слава на краю разрушенного Колизея оседлал страшную тварь, похожую на гиену, с которой содрали шкуру. На его лице была ярость, и руки с отливающими зеленым кинжалами поднялись для замаха, чтобы секундой позже вонзиться меж ребер монстра. Скаут, вцепившийся в горло твари, изо всех сил помогал своему хозяину.

Справа снизу был изображен разъярённый Берсеркер, несущийся к выбирающейся из-под завала огромной мерцающей алым химере в центре арены Колизея. Некогда громадные трибуны на их фоне оказались разрушены и чадили темными останками погибших мертвяков.

Справа сверху был изображен лучник, пускающий стрелы одну за одной в толпу нежити, окружавшую могущественных личей. Гибкая и хищная тень Галла стелилась над землей, направляемая волей своего хозяина. За ним было видно ту часть Колизея, что уцелела после падения звезды. То тут, то там из-под камней выбиралась уцелевшая нежить.



Источник: bookslist.me


Добавить комментарий